Санкт-Петербург, станция метро
"Василеостровская", ул. 6-я линия В.О., д. 43
Ежедневно с 10:00 до 21:00 (без обеда и выходных)

Новости компании

28.05.2014

Василеостровский районный суд г. Санкт-Петербург признал приватизацию недейсвительным


Василеостровский районный суд г. Санкт-Петербург в составе

председательствующего судьи Рябко О.А.,

при секретаре Савельевой К.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело, возбужденное по исковому заявлению ФИО1 к Администрации Василеостровского района Санкт-Петербурга и ФИО2 о признании недейсвительным распоряжения, признании недейсвительным договора передачи квартиры в собственность граждан, применении последствий недейсвительности ничтожной сделки, признании права собственности

Установил:

ФИО1 обратилась в Василеостровский районный суд г. Санкт-Петербург с иском к Администрации Василеостровского района г. Санкт-Петербург и Управлению федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по СПБ, в котором просит

- признать недейсвительным договор передачи квартиры в собственность граждан от 06.05.1995 г. и применить последствия недейсвительности такой сделки;

- аннулировать запись о государственной регистрации перехода права собственности в Управлении Росреестра по СПБ в следующих долях: признать за ФиО1 на основании договора о безвозмездной передаче квартиры в общую собственность граждан, заключенный 29.01.1993 года между ФИО1, ФИО3, ФИО4 и Василеостровской районной администрацией мэрии Санкт-Петербурга, право собственности на 1/3 долю в праве общей долевой собственности в кв., расположенной в д. (данные изъяты) по ул. Наличной в г. СПБ.; признать за ФИО1 фактически принявшей наследство, открывшееся после смерти матери ФИО3, умершей 17.02.1993 года, 1/6 долю в праве общей долевой; признать за ФИО1 право собственности на наследственное имущество - 1/6 долю в праве общей долевой собственности в кв., расположенной в д, (данные изъяты) по ул. Наличная в г. СПБ, а всего признать за ФИО1 - 1/2 долю в праве общей долевой собственности в указанной квартире; обязать Управление Росреестра по СПБ осуществить регистрацию права собственности 1/2 доли в праве общей долевой собственности на кв., расположенную в д. (данные изъяты) по ул. Наличная в г. СПБ.

В обоснование заявленных требований ФиО1 указала на то, что 29.01.1993 года между ФИО1, ФИО3 (мать), ФИО4 (сестра) и Василеостровский районной администрацией мэрии СПБ заключен договор о безвозмездной передаче квартиры по адресу; СПБ, Наличная ул., д., кв. (данные изъяты), в общую долевую собственность граждан; приватизацией занималась ее сестра ФИО4, которая действовала по от имени матери и сестры на основании доверенностей. Между тем, после смерти сестры 19.08.2014 г. ей стало известно о наличии в отношении спорной квартиры договора передачи квартиры в собственность граждан от 06.05.1995 г. № (данные изъяты), согласно которому Василеостровская районная администрация бесплатно передает в долевую собственность ФИО4 43/54 долей, дейтсвующей за себя и по доверенности за ФИО1, а ФИО1 - 11/54 доли в праве общей долевой собственности на квартиру. Истец ссылается на то, что наследник первой очереди по закону ФИО2 обратилась к нотариусу с заявлением о принятии после умершей ФИО4, а именно 43/54 долей в праве общей долевой собственности на вышеуказанную квартиру. Указывая на то, что согласия на заключение договора от 06.05.1995 г. № (данные изъяты), она не давала, что после смерти матери ФИО3 она и ее сестра фактически вступили во владение наследственным имуществом, ФИО1 обратилась в суд с настоящим иском.

В ходе судебного разбирательства, ссылаясь на то, что на основании заявления ФИО4 от 25.04.1995 года администрацией Василеотсровского района мэрии СПБ издано Распоряжение от 28.04.1995 года № (данные изъяты), которым внесены изменения в Постановление от 25.01.1993 года № (данные изъяты), в части касающейся передачи спорной квартиры в общую совместную собственность ФИО3, ФИО4 и ФИО1, ФИО1 предъявила требование к Администрации и просила

- признать незаконным и отменить Распоряжение администрации Василеостровского района мэрии СПБ от 28.04.1995 г. № (данные изъяты);

- признать недейсвительным договор приватизации квартиры в собственность граждан от 06.05.1995 г. и применить последствия недейсвительности сделки;

- признать за ФИО1 право на спорную квартиру на основании договора о безвозмездной передаче квартиры в общую собственность граждан, заключенный 29.01.1993 года между ФИО1, ФИО3, ФИО4 и Василеоостровской районной администрацией мэрии СПБ;

- определить долю ФИО1 в праве общей долевой собственности в спорной квартире, поступившей в общую (совместную) собственность по договору о безвозмездной передаче квартиры в общую собственность граждан, заключенный 29.01.1993 года, в размере 1/3 доли;

- признать за ФИО1 фактически принявшей наследство , открывшееся после смерти матери ФИО3, умершей 17.02.1995 года, право на 1/6 долю в праве общей долевой собственности;

- признать за ФИО1 право собственности на наследственной имущество - 1/6 долю в праве общей долевой собственности в спорной квартире, а всего признать за ФИО1 - 1/2 долю в праве общей долевой собственности в указанной квартире.

Определением суда от 18.05.2015 года к участию в деле в качестве соответчика привлечена ФИО2.

Истец ФИО1 и ее представитель в судебном заседании заявленные требования.

Представитель ответчика Администрации Василеостровского района СПБ в судебном заседании возражала против удовлетворения заявленных требований, указав на то, что ФИО1 выдавал на ФИО4 доверенность по общим вопросам приватизации, и последняя в рамках своих полномочий заключила договор приватизации; распоряжение от 1995 года издано на основании заявления ФИО4, поданного как от себя и как представителя ФИО1 на основании доверенности, которая не была отозвана. Также представитель ответчика указала, что истцом проущен срок для обращения в суд с настоящими требованиями.

Представители ответчика ФИО2 ФИО5 и ФИО6 в судебном судебном заседании возражали против удовлетворения заявленных требований, указав на то, что у ФИО4 была доверенность от имени ФИО1 на совершение действий в отношении приватизации квартиры, в связи с чем Администрация действовала законно и обоснованно и не нарушает прав истца. Кроме того, представители данного ответчика, полагая, что истец ФИО1 должны была знать о заключенном договоре приватизации и изданном распоряжении, указали на пропуск истцом срока для обращения в суд с настоящими требованиями. Более того, представители ответчика ФИО2 ссылаются на то, что регистрация перехода права собственности из государственной в частную по договору приватизации от 1993 года не состоялась, фактическая приватизация произошла только в 1995 года после только в 1995 году после регистрации соответствующего договора.

3-лицо Управление Росреестра по СПБ, надлежащим образом извещенное о времени и месте судебного разбирательства, в судебное заседание не явилось, направило в суд ходатайство о рассмотрении в отсутствии его представителей.

3-лицо нотариус нотариального округа СПБ ФИО7, надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного разбирательства, в судебное заседание не явился, ходатайств об отложении слушания дела не направил, о рассмотрении дела в своей отсутствии не просил.

На основании ст.167 ГПК РФ, суд полагает возможным рассмотреть настоящее дело в отсутствие не явившихся участников процесса, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства.

Выслушав объяснения истца и его представителя, мнение представителей ответчиков, оценив все представленные в материалы дела доказательства в соответствии с положениями ст.67 ГПК РФ, изучив показания свидетелей, суд приходит к следующему.

Как следует из материалов дела, спорным является жилое помещение, расположенное по адресу: СПБ, ул. Наличная, д., кв. (данные изъяты).

ФИО4, ФИО1 и ФИО3 18.05.1992 года обратились к главе администрации Василеостровского района СПБ с заявлением о заключении с ними договора на приобретение в общцю долевую собственность квартиры, расположенной по адресу: СПБ, Наличная ул., д., кв. (данные изъяты).

В тот же день ФИО1 выдала на имя ФИО4 доверенность, в которой наделила ее право представительствовать от ее имени в административных органах Василеостровского района по вопросу приватизации квартиры, находящей по адресу: СПБ, ул. Наличная, д., кв. (данные изъяты), для чего предоставила право подавать от ее имени заявления, расписываться за нее, подписать договора и выполнять все действия и формальности, связанные с данным поручением. Доверенность выдана сроком на три года.

ФИО3 21.05.1992 года выдала на имя ФИО4 доверенность, в которой также наделила полномочиями быть ее представителем в административных органа Василеостровского района по вопросу приватизации указанной квартиры. Доверенность выдана сроком на три года.

ФИО4, действуя за себя и по доверенностям за ФИО1 и ФИО3, 10.09.1992 года обратилась к главе Василеостровской районной администрации мэрии СПБ с заявлением о приобретении в совместную собственность на семью из трех человек занимаемую ими 3-х комнатную квартиру.

Между ФИО3, ФИО4, ФиО1 (граждане) и Василеостровской районной администрацией мэрии СПБ (администрация) 20.01.1993 года заключен договор о безвозмездной передаче квартиры, расположенной по вышеуказанному адресу, в общую совместную собственность граждан, по условиям которого Администрация передала, а Граждане приобрели безвозмездно в общую совместную собственность квартиру, состояющую из 3-х комнат.

Указанный договор зарегистрирован Муниципальным предприятием "Агенство по приватизации жилищного фонда Василеостровского района СПБ", в Книге учета и регистрации приватизационных квартир.

Согласно свидетельству о смерти 16.02.1995 года умерла ФИО3.

Из материалов дела также следует, что ФИО4 25.04.1995 года обратилась к главе Администрации с заявлением, в котором просила аннулировать договор приватизации квартиры, выданный 29.01.1993 года, который еще не зарегистрирован в ГБР, т.к. они были в заблуждении на предмет возможности приватизации в долевую собственность, а сделали в общую собственность.

Администрацией Василеостровского района мэрии СПБ 28.04.1995 года издано Распоряжение № (данные изъяты), которым внесены изменения в постановление от 28.01.1993 г. - отменен п.1 в части, касающейся передачи спорной квартиры в совместную собственность граждан ФИО4, ФИО3, ФИО1 в связи с изменением формы собственности.

ФиО4 04.05.1995 г. обратилась к главе Василеостровской р-й администрации мэрии СПБ с заявлением, в котором просила передать спорную квартиры в общую долевую собственность ФИО4 и ФИО1. При этом, в заявлении указано: "согласны определить размеры долей: комнаты, площадью 20.29 кв.м. + 22,91 кв.м. за ФИО4, а комната площадью 10,91 кв.м. за ФИО1". В указанном заявлении ФИО4 расписалась от имени ФИО1, действуя на основании вышеназванной доверенности.

Между Василеостровской районной администрацией СПБ с одной стороны и ФИО4 и ФИО1 с другой стороны 06.05.1995 года заключен договор № передачи квартиры в собственность граждан, согласно которому Василеостровская р-я администрация СПБ передает в долевую собственность граждан ФИО4, доля 43/54 - пользуется 2 комнатами площадью 43,20 кв.м., действуя за себя и по доверенности за ФИО1, доля 11/54 - пользуется комнатой площадью 10,91 кв.м., отдельную 3-х комнатную квартиру по спорному адресу.

Из материалов дела также следует, что ФИО4 умерла 17.07.2014 года.

из справки о регистрации от сентября 2014 года следует, что с 15.01.1963 года по настоящее время в спорной квартире зарегистрирована и проживает ФИО1.

Согласно выписке из ЕГРП от 02.10.2014 г. спорная квартира находится в общей долевой собственности ФИО1 (11/54 доли) и ФИО4 (43/54 доли).

ФИО1 указывая на, что согласия на совершение сделки - договора от 06.05.1995 г. № она не давала, обратилась с настоящим исковыми требованиями.

Рассматривая требования истца о признании недействительным и отмене распоряжения администрации Василеостровского района мэрии СПБ ри 28.04.1995 г. № (данные изъяты), и как следствие признании недейсвительным договора приватизации квартиры в собственность граждан от 06.05.1995 г. №, суд приходит к следующим выводам.

Представители ответчиков заявили о пропуске истцом сроков исковой давности для обращения в суд с настоящим требованиями.

Организация или гражданин, права которых нарушены, могут обратиться с требованиями (исками) об их защите в соответствующий орган, суд, арбитражный суд или третейский суд (ч.1 ст.11 ГПК РФ).

В силу ст.3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

В соответствии со ст.46 Конституции РФ и гл.25 ГПК РФ граждане и организации вправе обратиться в суд за защитой своих прав и свобод с заявлением об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов МСУ, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, в результате которых, по мнению указанных лиц, были нарушены их права и свободы либо на них незаконно возложена какая-либо обязанность или они незаконно привлечены к ответственности.

Однако возможность защиты нарушенного права ограничена определенным сроком, который называется исковой давностью. Таким образом, в гражданском праве срок исковой давности представляет собой период времени, установленный законом для защиты нарушенных прав.

Согласно п.1 ст.199 ГК РФ требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности.

Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (п.2 ст.199 ГК РФ).

По общему правилу срок исковой давности составляет 3 годп (ст.196 ГК РФ).

Законодательством также предусмотрены и специальные сроки исковой давности.

Так, производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов МСУ, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих регулируется положениями гл.25 ГПК РФ.

При этом ч.1 ст.256 ГПК РФ предусмотрено, что гражданин вправе обратиться в суд с заявлением в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод.

В силу ч.2 ст.256 ГПК РФ причины пропуска срока для обращения в суд выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании и могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявления.

В п.24 Постановления Пленума ВС РФ от 10.02.2009 г. № 2 Пленум ВС РФ разъяснил, что, принимая во внимание положения ст.256 ГПК РФ, необходимо по каждому делу выяснять, соблюдены ли сроки обращения заявителя в суд и каковы причины их нарушения, а вопрос о применении последствий несоблюдения данных сроков следует обсуждать независимо от того, ссылались ли на это обстоятельство заинтересованные лица.

Исходя из положений ч.1 ст.4 и ч.1 ст.256 ГПК РФ срок обращения с заявлением в суд начинает тесь с даты, следующей за днем, когда заявителю стало известно о нарушении его прав и свобод, о создании препятствий к осуществлению его прав и свобод, о возложении обязанности или о привлечении к ответственности. Обязанность доказывания этого обстоятельства лежит на заявителе.

Как следует из материалов дела, 25.11.2014 ФИО1 обратилась в суд с заявлением, в котором просила признать недейсвительным договор передачи квартиры в собственность граждан от 06.05.1995 года и применить последствия недейсвительности такой сделки, аннулировать запись о государственной регистрации перехода права собственности в Управлении Росреестра по СПБ в следующих долях: 43/54 на ФИО4, 11/54 на ФИО1; признать за ФИО1 право собственности на 1/2 в праве общей долевой собственности в указанной квартире и обязать Управление Росреестра по СПБ осуществить регистрацию перехода права собственности.

В ходе судебного разбирательства после получения ответа на запрос суда из ГБУ "Горжилобмен" о направлении копии приватизационного дела на спорное жилое помещение, в котором имеется копия Распоряжения администрации Васмлеостровского района мэрии СПБ от 28.04.1995 г. №, приобщенного к материалам дела в судебном заседании 04.03.2015 г., ФИО1 в судебном заседании 18.03.2015 г. в порядке ст.39 ГПК РФ уточнила исковые требования, заявив требование о признании незаконным и отмене Распоряжения администрации Василеостровского района мэрии СПБ от 28.04.1993 г. № (данные изъяты).

Истица указывает, что о существование распоряжения администрации она узнала в ходе настоящего судебного разбирательства, до ознакомления в судебном заседании 04.03.2015 г. с поступившей из ГБУ "Горжилобмен" копии приватизационного дела, в котором имеется копия оспариваемого распоряжения, она об это не знала.

Из оспариваемого распоряжения следует, что оно издано на основании заявления ФИО4 от 25.04.1995 года. Сведений в том, что копия данного распоряжения была вручена либо направлена истице по почте, в материалы дела не представлено. В представленных истицей в материалы дела справках о регистрации по Ф-9, выданных ФИО4 20.10.2010 г., 06.10.2010 г. и 25.04.2012 г., в примечании отсутствует какая-либо информация о том, кто является собственниками спорной квартиры и на основании какого документа, а справке ф-9, выданной ФИО1 24.09.2014 г. в примечании указано на то. что квартира находится в общей долевой собственности согласно договору передачи в собственность от 06.05.1995 г. №, документы выдан гражданам: ФИО4 - доля 43/54 и ФИО1 - доля 11/54, то есть также не имеется указания на оспариваемое распоряжение.

Принимая во внимание, что об оспариваемом распоряжении администрации истица узнала 04.03.2015 г., а с требованием о признании его недействительным обратилась 18 марта 2015 года, и учитывая, что при рассмотрении дела не установлено и в материалы дела не представлено доказательств того, что ФИО1 знала или должна была узнать ранее о вынесении Администрацией данного распоряжения, суд приходит к выводу о том, что установленный ч.1 ст.256 ГПК РФ срок для его оспаривания в судебном порядке истицей не пропущен.

Частью 1 ст.254 ГПК РФ предусмотрено, что гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы. Гражданин, организация вправе обратиться непосредственно в суд или в вышестоящий в порядке подчиненности орган государственной власти, орган местного самоуправления, к должностному лицу, государственному или муниципальному служащему.

Из положений ст.258 ГПК РФ следует, что суд удовлетворяет заявление об оспаривании решения, действия (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если установит, что оспариваемое решение, действие (бездействие) нарушает права и свободы заявителя, а также не соответствует закону или иному нормативному правовому акту.

В Постановлении от 10 февраля 2009 года № 2 Пленум ВС РФ разъяснил, что при рассмотрении дела по существу суду надлежит выяснять: имеет ли орган (лицо) полномочия на принятие решения или совершение действия, соблюден ли порядок принятия решений, совершения действий органом или лицом в том случае, если такие требования установлены нормативными правовыми актами (форма, сроки, основания, процедура и.т.п.). При этом следует иметь в виду, что о незаконности оспариваемых решений, действий (бездействия) свидетельствует лишь существенное несоблюдение установленного порядка; соответствует ли содержание оспариваемого решения, совершенного действия (бездействия) требованиям закона или иного нормативного правового акта, регулирующих данные правоотношения.

Основание к удовлетворению заявления может служить нарушение требований законодательства хотя бы по одному из оснований, свидетельствующих о незаконности принятых решений, совершенных действий (бездействия).

В соответствии со ст.56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Из системного анализа положений ст.56 ГПК РФ и ст.ст.254 и 258 ГРПК РФ следует, что бремя доказывания нарушения прав и свобод решениями, действиями (бездействиями) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, лежит на заявителе, в то время как указанные лица должны доказывать законность оспариваемых решений, действий (бездействия).

Как из следует из материалов дела, на основании заявления ФИО4 от 25.04.1995 г. Администрацией 28.04.1995 года издано Распоряжение № (данные изъяты) в части, касающейся передачи квартиры по адресу: Санкт-Петербург, Наличная ул., д., кв. (данные изъяты), в совместную собственность граждан: ФИО3, ФИО4 и ФИО1, в связи с изменением формы собственности. Данным распоряжением муниципальному предприятию «Агентство по приватизации жилищного фонда Василеостровского района Санкт-Петербурга» поручено аннулировать регистрацию квартиры по вышеуказанному адресу, договор от 29.01.1993 г.

В соответствии со ст.1 Закона РФ от 04.07.1991 года № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в РСФСР» (в редакции от 23.12.1992 года, действовавшей на время заключения оспариваемого договора), приватизация жилья есть бесплатная передача в собственность граждан на добровольной основе занимаемых ими жилых помещений в государственном или муниципальном жилищном фонде.

Статьей 2 Закона РСФСР от 04.07.1991 года № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в РСФСР», действовавшего на момент заключения оспариваемого договора, предусмотрено, что граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного или муниципального жилищного фонда, включая жилищный фонд, находящийся в полном хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждении (ведомственный фонд), по договору найма или аренды, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи приобрести эти помещения в собственность, в том числе совместную, долевую, на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами РФ и республик в составе РФ.

Согласно ст.7 Закона РСФСР «О приватизации жилищного фонда в РСФСР» передача жилья в собственность граждан оформляется договором передачи, заключаемым местной администрацией, предприятием, учреждением с гражданином, получающим жилое помещение в собственность в порядке, установленном соответствующим Советом народных депутатов. При этом нотариального удостоверения договора передачи не требуется и государственная пошлина не взимается.

Право собственности на приобретение жилья возникает с момента регистрации договора в исполнительном органе местного Совета народных депутатов.

В соответствии со ст.8 Закона РСФСР «О приватизации жилищного фонда в РСФСР» решение вопроса о приватизации жилья должно приниматься по заявлениям граждан в двухмесячный срок со дня подачи документов.

Должностные лица, виновные в нарушении требований части первой настоящей статьи, привлекаются к ответственности в установленном порядке.

В случае нарушения прав гражданина при решении вопросов приватизации жилья он вправе обратиться в суд.

Из содержания указанных норм следует, что приватизация занимаемых жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде осуществляется на добровольной основе, и наличие согласия всех лиц, проживающих в жилом помещении, является обязательным условием для заключения договора приватизации.

Таким образом, приватизация жилого помещения возможна только при обязательном согласии на приватизацию всех совершеннолетних членов семьи нанимателя.

Из указанного в оспариваемом распоряжении заявления ФИО4 от 25.04.1995 года следует, что она просит аннулировать договор о приватизации от 1993 года, в связи с тем, что они были введены в заблуждение на предмет возможности приватизации в долевую собственность, и произвели приватизацию в совместную собственность.

При этом данное заявление подано только ФИО4, действующей в своих интересах, и подписано только от своего имени.

Ссылка представителей ответчиков на то, что ФИО4 действовала от имени ФИО1 по доверенности от 18.02.1992 года, в которой ей даны права на осуществление действий по вопросам приватизации отклоняется судом, поскольку в заявлении нет указания на то, что ФИО4 действует также и в интересах ФИО1 по доверенности.

Кроме того, указанная доверенность выдана истцом на имя сестры 18.05.1992 г. – в день подачи заявления главе администрации по вопросу подписания договора приватизации, заключенного в 1993 году, и не предоставляет ФИО4 полномочий по вопросам внесения изменений в заключенный договор приватизации либо его «аннулирования».

Таким образом, суд приходи к выводу, что оспариваемое распоряжение вынесено без учета прав и согласия истицы, проживающей в спорном жилом помещении, и в силу абз.12 ст. ГК РФ указанное распоряжение не подлежит применению, как противоречащее вышеприведенным положениям Закона РСФСР «О приватизации жилищного фонда РСФСР», направленным на установление баланса интересов всех лиц, обладающих правом приватизации жилого помещения.

В п.6 Постановления от 24.08.1993 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ» Пленум ВС РФ разъяснил, что в случае возникновения спора по поводу правомерности договора передачи жилого помещения, в том числе и в собственность одного из его пользователей, этот договор, а также свидетельство о праве собственности по требованию заинтересованных лиц могут быть признаны судом недействительным по основаниям, установленным гражданским законодательством для признания сделки недействительной.

Иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки мог быть предъявлен в течение десяти лет со дня, когда началось ее исполнение (п.1 ст.181 ГК РФ в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений).

Федеральным законом от 21.07.2005 г. № 109-ФЗ «О внесении изменений в статью 81 части первой ГК РФ» внесены изменения в положения п.1 ст.181 ГК РФ, в соответствии с которыми срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки составил три года.

Договор приватизации является оспоримой сделкой. В соответствии с п.2 ст.181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срок исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п.1 ст.179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (п.2 ст.199 ГК РФ).

Истец указывает, что о существовании договора приватизации от о6.05. 1995 года ей стало известно после смерти ее сестры ФИО4, умершей 17.07.2014 г.

В материалы дела представлен дубликат спорного договора приватизации от 06.05.1995 года № 1239, полученный истцом в СПБ ГБУ «ГЖО» 19 августа 2014 г.

Согласно пояснения истца в судебном заседании после принятия закона о приватизации, ее мать, она и сестра решили приватизировать квартиру; в связи с тем, что она и ее муж геологи и постоянно были в разъездах, она была вынуждена выдать сестре доверенность для оформления приватизации; всеми вопросами приватизации занималась ее сестра ФИО4; после ее смерти истица обратилась в ТСЖ, а после ее направили на 14-линию в Райжилобмен, где ей вручили дубликат договора 1995 года, до этого она о существовании данного договора не знала.

Указанные обстоятельства подтвердила и допрошенная в ходе судебного разбирательства в качестве свидетеля А., которая пояснила, что является сестрой истица; знает про первую приватизацию спорной квартиры; приватизацией занималась ФИО4, поскольку не работала, была на пенсии и сидела дома; о втором договоре приватизации ей ничего не было известно, также как и о распоряжении администрации.

Как видно из материалов дела, 24.09.2014 г. ФИО1 получена справка Ф-9, в примечании которой указано на то, что квартира находится в общей долевой собственности согласно договору передачи в собственность от 06.05.1995 года №__, документы выдан гражданам: ФИО4 – доля 43/54 и ФиО1 – доля 11/54; 02.10.2014 г. ФИО1 получена выписка из ЕГРП, в которой также отражена информация о регистрации общей долевой собственности на спорную квартиру с закреплением долей в указанном размере.

При этом в ходе судебного разбирательства установлено, что в представленных истицей в материалы дела справках о регистрации Ф-9, выданных ФИО4 20.10.2010 г., 06.10.2011 г. и 25.04.2012 г., в примечании отсутствует какая-либо информация о том, кто является собственниками спорной квартиры и на основании какого документа.

Согласно ответу МИФНС № 16 по СПБ от 27.07.2015 г. ФИО1 с 10.06.1992 г. является пенсионером, поэтом в соответствии с Законом РФ «О налоге на имущество физических лиц» и ст.407 НК РФ освобождена от уплаты налога на имущество физических лиц, в том числе за спорную квартиру, в связи с чем начисления по налогу на имущество физических лиц ФИО1 не производились и единые налоговые уведомления (требования) не направлялись.

Оценив все имеющиеся в материала дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи, принимая во внимание, что с настоящим иском истец обратилась в суд 25.11.2014 г., суд приходит к выводу о том, что истцом не пропущен срок исковой давности, поскольку о своем нарушенном праве ей стало известно после ее сестры ФИО4 и получения 19.08.2014 г. в СПБ ГБУ «ГЖО» дубликата договора приватизации от 06.05.1995 г. №__. Доказательств обратного, в том числе доказательств того, что истица могла и должна была узнать о заключении договора приватизации от 1995 г., в материалы дела не представлено и в ходе судебного разбирательства не установлено.

С учетом изложенного судом отклоняется довод ответчиков о пропуске истцом срока исковой давности по требованию о признании недействительным договора от 06.05.1995 г. №__.

Из материалов дела следует, что данный договор передачи квартиры в собственность граждан заключен между Администрацией и ФИО4, действующей в своих интересах и в интересах ФИО1 по доверенности.

В ходе судебного разбирательства установлено, что указанный договор заключен после издания Администрацией на основании заявления ФИО4 Распоряжения о внесении изменений в постановление от 28.01.1993 № (данные изъяты)., которое, как установлено судом при рассмотрении настоящего спора, вынесено без учета прав и согласия истицы и противоречит положениям Закона РСФСР «О приватизации жилищного фонда в РСФСР».

Кроме того, из материалов дела следует, что и заявление от 04.05.1995 о передаче в общую долевую собственность сорной квартиры с определением долей ФИО4 – комнаты площадью (данные изъяты) и площадью (данные изъяты), а ФИО1 – комнату площадью (данные изъяты), и договор от 06.05.1995 г., по которому Администрация передала в долевую собственность граждан ФИО4, доля 43/54 – пользуется 2 комнатами площадью (данные изъяты), ФИО1, доля 11/54 доли – пользуется комнатой площадью (данные изъяты), подписаны ФИО4, действующей за себя и за ФИО1, на основании доверенности, выданной последней 18.05.1992 г.

Вместе с тем, порядок пользования между сторонами определен не был, указанная доверенность не предусматривала право ФИО4 заключать от имени ФИО1 договор приватизации с передачей спорной квартиры в долевую собственность с определением долей в вышеуказанном размере, в связи с чем у Администрации отсутствовали законные основания для передачи в общую долевую собственность ФИО4 и ФИО1 соответственно по 43/54 и 11/54 доли в спорной квартире в порядке приватизации.

При этом суд принимает во внимание, что на момент подачи ФИО4 заявления об аннулировании договора приватизации 1993 года (апрель 1995 г.) и заключения договора приватизации с предоставлением спорного жилого помещения в общую долевую собственность с определением долей ФИО4 – комнаты площадью (данные изъяты), а Фио1 – комнаты площадью (данные изъяты), было открыто наследство после умершей 17.02.1995 г. ФИО3, то есть срок вступления в наследство на момент издания оспариваемого распоряжения, так и заключения спорного договора приватизации, не истек.

Относимых, допустимых, достоверных, достаточных и убедительных доказательство того, что в момент заключения договора приватизации от 06.05.1995 г. ФИО1 дала согласие либо каким-то образом выражала согласие на передачу спорной квартиры в порядке приватизации в долевую собственность с определением долей в том порядке, в котором они определены в оспариваемом договоре приватизации 1995 г., в материалы дела не представлено и судом в ходе судебного разбирательства не добыто.

Согласно правовой позиции, изложенной в п.6 Постановления Пленума ВС РФ «О некоторых вопросах применения судами Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ», в случае возникновения спора по поводу правомерности договора передачи жилого помещения, в том числе и в собственность одного из его пользователей, этот договор, а также свидетельство о праве собственности по требованию заинтересованных лиц могут быть признаны судом недействительными по основаниям, установленным гражданским законодательством для признания сделки недействительной.

В силу ст.168 ГК РФ сделка, нарушающая требованиям закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные не недействительностью сделки.

В силу п.1 ст.167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью с момента ее совершения.

Суд, оценив все представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи, полагает установленным факт заключения договора передачи квартиры в собственность граждан от 06.05.1995 г. с нарушением прав и законных интересов истца, поскольку приватизация квартиры в установленных в договоре от 06.05.1995 г. долях была произведена без согласия истца.

На основании изложенного, суд полагает требования истца о признании недействительным и отмене распоряжения Администрации от 28.04.1995 г. № _ и признании недействительным договора приватизации квартиры в собственность граждан от 06.05.1995 г. № _ законными, обоснованными и подлежащими удовлетворению.

В связи с признанием спорного договора передачи квартиры от 1995 г. в собственность граждан недействительным, регистрация права общей долевой собственности ФИО4 (43/54 долей) и ФИО1 (11/54 долей) на данный объект недвижимости не может быть признана действительной в силу требований абз.3 п.1 ст.17 ФЗ от 21.07.1991 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», в связи с чем, государственная регистрация указанных договоров и переход права собственности на спорный объект недвижимости подлежит аннулированию.

Рассматривая требование истца ФИО1 о признании за ней право собственности на ½ в праве общей долевой собственности на спорную квартиру, суд приходит к следующему выводам.

В ходе судебного разбирательства установлено, что спорное жилое помещение передано в общую совместную собственность ФИО3, ФИО4 и ФИО1 на основании договора о безвозмездной передаче квартиры от 29.01.1993 г.

Довод представителей ответчика ФИО2 о том, что договор 1993 года не был зарегистрирован, не может быть принят судом во внимание с учетом следующего.

Из вышеприведенных положений ст.7 Закона РСФСР «О приватизации жилищного фонда в РСФСР» следует, что право собственности на приобретенное жилье возникает с момента регистрации договора в исполнительном органе местного Совета народных депутатов.

Согласно ответу Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения «ГОРЖИЛОБМЕН» от 03.02.2015 г. Муниципальным предприятием «Агентство по приватизации жилищного фонда Василеостровского района Санкт-Петербурга» в книге учета и регистрации приватизационных квартиры произведена регистрация договора от 29.01.1993 г.

Кроме того, регистрация договора от 29.01.1993 г. также подтверждается оспариваемым распоряжением Администрации от 28.04.1995 г. № _, в п.2 которого имеется ссылка на аннулирование регистрац


Возврат к списку

Не нашли ответ на свой вопрос? Звоните нам!